Kuroshitsuji: Тайны Лондона

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Kuroshitsuji: Тайны Лондона » Прошлое » The Art of War [**,**,**]


The Art of War [**,**,**]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Дата: Несколько сотен лет назад. Точная дата не имеет значения, ведь время в Аду течет совершенно по другому.
Место событий: Ад. Темница.
Участники: Artmael, Audrian Braidewood.
Сюжет: Ад - это место само по себе тюрьма. Пребывание здесь невыносимо и тягостно. Но еще хуже тем, кто оказался пленником темных созданий, озлобленных на весь мир и в частности на своих заклятых врагов - жнецов.
Артмаэлю выпала как раз такая, незавидная участь. Двести лет он был пленником. Кто-то иной, на его месте, давно бы уже сломался, стал безликой тенью способной лишь на стенания.
Но жнец был не из таких. Он не умолял прекратить, не предлагал сделок и не соглашался на оные. О таких говорят - у него стальная воля. Возможно именно это и привлекло внимание одного из адских генералов. Не часто встретишь создание, которое не сломило ни заключение, ни пытки, ни сам Ад.
Хотя кто знает, почему демон решил проявить интерес к жнецу и почтить его своим присутствием, и что выйдет из их беседы, ведь они - не такие уж и разные.

0

2

Тьма. Она давно стала спутницей жнеца. Как верная жена, она всегда сопровождала Артмаэля, поселившись в его сердце. Она ласково прикасалась к ранам, как физическим, так и душевным, мягко залечивая и скрывая их.
Он уже привык. Привык к боли, что приходила каждый день, и медленно таяла под покровом темноты. А был ли день? Сложно сказать. Жнец давно ознаменовал «утром» приход палача, который не стеснялся приносить с собой фонарь, заставляя распутницу тьму прятаться по углам камеры. «Вечер» же, наступал тогда, когда измученного жнеца наконец-то оставляли в покое, позволяя залечить раны и немного отдохнуть, дожидаясь очередного «утра».
Сколько времени прошло с тех пор, как он оказался здесь? Кто знает. Время течет в Аду совершенно иначе. И все минувшие дни, просто смешивались в одну кучу, обращаясь в пытку длинною в вечность.
Сильнее всего, в память врезались первые дни. Когда Артмаэль только пришел в себя скованный цепями, как дикий зверь. По началу, ему даже голосовые связки удалили, решив помучить жнеца вдоволь, прежде чем задать один единственный вопрос.
Жнец помнил свою растерянность. Он не сразу понял, где оказался и что его ждет. Сначала, Артмаэль еще надеялся на то, что кто-то придет к нему на помощь, что его кто-то ищет. Позже – пришло горькое осознание того, что никто не придет. Полагаться можно лишь на себя, и если он позволит сломить себя, то все окажется напрасным.
Кандалы больше не натирали плоть, а боль не причиняла столь сильных неудобств. За столько лет, он уже привык к ней. Было ли это вызвано тем, что у жнеца снизился болевой порог или же – что из него словно выжгли всю человечность? Сложный вопрос. Однако теперь, палач уже и сам не знал, какую пытку придумать для жнеца, раз за разом повторяя одно и то же. Чем больше Артмаэль был здесь, тем менее эффективными становились истязания.
Даже само заточение, было уже не столь в тягость. Хотя в первые дни, Артмаэль отчаянно искал способы выбраться. Пытался вырвать или порвать цепи, просто метался по камере. Сейчас же он, не смирился и не сдался, просто ждал. Ждал подходящего случая вырваться и растерзать собственноручно тех, благодаря кому он оказался здесь.
Тихо звякнули тяжелые цепи, когда жнец приподнял руку и коснулся тонкими пальцами шрама на шее. Говорят, что шрамы украшают мужчину. Таковых «украшений» у жнеца уже насчитывалось около сотни. Правда, его тело не хранило на себе все следы оставшиеся после пыток. Многие из них давно уже рассосались.
Забавно.
Жнец провел кончиками пальцев от начала и до конца шрама. Ничего нового. Даже место для удара осталось все тем же. Кто бы мог подумать, что пытки в какой-то степени станут рутиной? Да, боль была неприятной, но уже не столь пугающей, как раньше.
- Кажется, он задерживается. – Артмаэль поднял голову вверх и посмотрел на потолок своей темницы, украшенный сетью причудливых, расплывающихся трещин. Поначалу казалось, что он вот-вот обвалится, позволяя жнецу узреть комнату на верхнем этаже. Однако этого не происходило. Даже трещины совершенно не изменились с самого первого дня или же этого просто никто не замечал?
Перемены в самом себе, жнец так же осознал не сразу. Первыми, бросились в глаза внешние изменения. По большей мере то, что его волосы из приятного золотистого цвета стали угольно-черными, словно покрытыми адской золой. Вторая перемена – цвет глаз. В отражении ножа палача, Артмаэль заметил, что в них больше нет того самого, приятного золотого оттенка. Что уж говорить об иных изменениях, в которые входило то, что аура жнеца мало чем отличалась от демонической, из серебряной она стала практически черной.
Пребывание в камере было весьма скучным, как собственно и сама камера. Здесь не было ровным счетом ничего. Лишь тяжелая дверь и цепи, которыми сковывали жнеца. Даже простую лавочку поленились поставить. Весьма скудное убранство. Даже одежда жнеца была такой же скучной: черная рубашка и штаны, весьма старые, покрытые пылью и засохшей кровью.
Услышав шаги, Артмаэль прикрыл глаза и прислушался к собственным ощущениям. Находясь в Аду, он старательно оттачивал свое природное умение ощущать чужую энергетику. Именно это позволило ему практически досконально изучить устройство тюрьмы и всякий раз угадывать, кто же в этот раз будет пытать его или сопровождать в пыточную. Однако, сегодня на доске появилась новая, доселе невиданная или давно позабытая фигура.
Когда дверь в камеру открылась, Артмаэль, по началу, даже не открыл глаза, все так же сидя прямиком перед ней, прислонившись спиной к стене.
- Неужели твое руководство наконец-то нашло кого-то нового? – Спросил бывший оружейник, наконец одарив визитеров пристальным взглядом золотых глаз. Этот взгляд был пронзительным и тяжелым. Так смотрит не измученная жертва, загнанная в угол, а самый настоящий хищник готовый растерзать добычу.
- Думай, с кем говоришь. Жнец. – Прошипел охранник, позвякивая ключами.
- Для меня, вы все лишь черные, расплывающиеся пятна. Не более того. – Голос жнеца звучал вполне уверенно и в то же время спокойно. Словно ему было не о чем беспокоиться.
Артмаэль слегка наклонил голову на бок, словно это должно было помочь ему рассмотреть визитеров получше. Вот только, для плохо видящего жнеца, его взгляд был уж слишком сосредоточенным. И, разумеется, мужчина пристально смотрел на доселе незнакомого ему демона.

+1

3

Адриану было скучно. Даже обычное времяпрепровождение совершенно не помогало ее развеять. Генерал отложил в сторону длинный изогнутый клинок и тряхнул головой. Нужно было что-то радикальное. Смена обстановки, общества или... Визит к одному любопытному образчику стойкости и упрямства.  Губы растянула усмешка. Внезапная мысль о том, что за пару сотен лет, что этот достойный внимания экземпляр под его носом уж почти пару сотен лет, а он так и не наше времени поглазеть на того, кто умудрился доставить столько хлопот заплечных дел мастерам повеселила. Адриан решительно стряхнул не существующую пылинку с черного одеяния, бросил взгляд на свое отражение на поверхности отпалированного латного доспеха, украшающего комнату, удовлетворенно фыркнул и решительным шагом направился к выходу. Проч от пустого поместья, в котором совершенно нечем заняться...
Генерал совершенно не намеревался пытать пленника, или давить на него... Ему просто было интересно, что он из себя представляет. Как известно, кошачьи страдают от своего неуемного любопытства. Что ж... Адриану оно было присуще. А еще ужасно хотелось поговорить с кем-то не из его привычного круга общения... Своих знакомых демон давно делил на несколько категорий: первая - те, кто ничего не достиг сам и пытаются через причастность к кому-то казаться значимыми. Таких он откровенно презирал и не мог понять, для чего вообще подобное существование. Вторая - те, кто превосходит его самого и внушают уважение. На таких можно было равняться, но их, к великому сожалению единицы. Когда-нибудь, он сумеет превзойти и их. Была и еще одна категория. В нее входили все, кто не достоин особого внимания.
Адриану было интересно, к какой категории можно отнести жнеца, украсившего собой коллекцию заключенных в тюрьме, занявшей одно из старейших зданий с обширными подземельями, подходящими для содержания подобных... существ.
По пути он почти в предвкушении представлял, что же именно увидит там. По рассказам представлялось, что в камере буквально сидит монстр... Однако, Адриан не слишком верил рассказам. на практике все оказывалось совсем иначе, чем говорят. Потому, явившись к тюремщику, Брэйдвуд, не желая слушать возражений, попросил сопроводить его к заключенному. Естественно, появление такой значимой персоны привело демона, бряцающего связкой ключей, в легкое замешательство. Наверняка, пока они шли по темным, плохо освещенным коридорам, в его голове роились догадки о том, чем обусловлен такой визит. И, наверняка, ни одна из них не была правильной. Адриан безучастно осматривал пустующие камеры, слепые повороты коридоров, ведущих в никуда, вслушивался в тихое шипение сквозняка. Есть в этом что-то... Работать в подобном месте. И все же, он ни за что не нашел бы в себе столько желания не делать ничего, чтобы сидеть на заднице ради поддержания в порядке подобного заведения.
- Надо же... С каждым разом у вас здесь все гаде и гаже,  - вздохнул он, спускаясь следом за тюремщиком на уровень ниже. Тот лишь улыбнулся, словно его похвалили. А ведь действительно. Адриану редко доводилось посещать подземелья, но всякий раз он отмечал, что в них неуловимо становится все паршивее и паршивее. И дело не в том, что тюрьмы для того и существуют. В чем конкретно он не хотел разбираться. Возможно даже в том, что с его проблемами со зрением тут попросту очень не сложно налететь на что-то в темноте. Хотя, пожалуй, это ему не грозит.
Ключ скрипнул, поворачиваясь в замке и Адриан шагнул в камеру вслед за проводником. Темная, пустая камера и ее жилец, совершенно расслабленно сидящий у стены. Так не выглядят жертвы. Уж это-то командующий девятого круга понимал так же хорошо, как и то, что у него на руке пять пальцев. А судя по поведению, он еще и достаточно наглый. Это интригующе. Адриан дернул уголком губ в намеке на одобрительную усмешку.
- Выйди, - холодно бросил он тюремщику, чуть сморщив нос. Это даже немного мерзко. Он не настолько жалок, чтобы позволять кому-то ставить на место заключенного, который, в сущности хоть и ведет себя дерзко, не сделал ничего провокационного, кроме того, что излишне внимательно всматривался в визитера. Дождавшись, когда за спиной скрипнет дверь, Адриан поправил галстук, неторопливо нацепил монокль, дабы лучше рассмотреть показавшиеся ему несвойственными для жнецов глаза. На удивление, фраза о черных пятнах даже посмешила.
- И так.. Должен признать, ты отличаешься от того, что я привык представлять при слове "Жнец", - немного помолчав сообщил Брэйдвуд, не менее пристально разглядывая закованного в цепи узника, - Теперь становится ясно, отчего ты не ломаешься, - генерал сделал шаг вперед, чуть склоняясь, и с любопытством прищурился, - Как тебя зовут? - Адриана редко интересовали имена тех, кто оказался в застенках. Этот же явно оказался любопытнейшим объектом. Настолько неоднозначным... От него прямо таки фонило чем-то... отличающимся от привычных ему собирателей пленки.

+1

4

Тюремщик и незнакомец были весьма разными. Вернее то, что видел Артмаэль - существенно отличалось. Сложно описать словами, какими были в глазах жнеца оба визитера. Первый обладал весьма простым и немного скудноватым энергетическим узором, что выдавало в нем демона максимум среднего ранга. Его сущность не была ни сильной, ни чем-либо примечательной. Таковых – пруд пруди. Второй же, выглядел куда интереснее. Хитросплетение его энергетических линий, цвет ауры – все это рассказывало о демоне куда больше, чем бы он сам хотел поведать. Более объемный и сложный узор формирующий сущность демона красноречиво говорил о том, что перед Артмаэлем предстал демон высшего порядка. И не только об этом…
И так, позвякивая ключами, тюремщик поспешил удалиться, послушно выполняя приказ. Забавно. Кто-то мог бы приказать вырвать жнецу язык или удалить голосовые связки, за подобную дерзость. В прочем, сильные демоны на подобное не разменивались. Не в их правилах было пинать того, кто и так оказался в твоих руках. Иное дело – выведать какую-то информацию или попытаться сломить.
- И так.. Должен признать, ты отличаешься от того, что я привык представлять при слове "Жнец".
- Все зависит от того, каковы жнецы в твоем представлении. - Он прекрасно понимал, что в самом деле больше похож на что-то среднее между демоном и жнецом. Даже немного забавно. В какой-то мере, от пребывания здесь, мужчина словно стал собственной противоположностью. Неужели Ад действительно пробуждает худшее в душах и столь сильно извращает сущность? А может быть, всему виной та череда жутких событий, которые жнецу довелось перенести? Или же, все вместе оставило слишком сильный отпечаток на личности бывшего оружейника.
- Теперь становится ясно, отчего ты не ломаешься.
Артмаэль промолчал, предпочитая оставить эту реплику без ответа. Куда интереснее пока была персона, стоящая перед ним. Рассматривая причудливый узор энергетики своего собеседника, жнец невольно вспомнил события, предшествующие его преображению.
Могу ли я, все еще называться жнецом?
Смерть жены и сына – стала слишком болезненным ударом. Вторым этапом было предательство наставника, которого Артмаэль считал чуть ли не самым близким существом. Низвержение в Ад, жуткие пытки, ненависть и отчаяние – довершили дело. У жнеца был выбор – позволить сломить или сломать себя самостоятельно, а после – собраться воедино. В конечном итоге, вместо того чтобы окончательно сломить жнеца, эта череда событий кардинально изменила его. Когда Артмаэль впервые принял иной облик, то палач и тюремщики были не на шутку перепуганы. Кажется, тогда даже кто-то простился с этим миром, хотя жнецу и не удалось вырваться. После этого, его не называли иначе как «Монстр». 
- Как тебя зовут?
- Мое имя Артмаэль. – Как-то, даже немного равнодушно отозвался жнец. Фамилии у него не было, по крайней мере, он не считал таковым то, что ему пришлось выдумать ради того, чтобы на его потомках можно было поставить «пробу».
Имя. Это все, что у него осталось от прошлой жизни, и от чего он не собирался отказываться. Хотя он не слышал его уже двести лет. Все обращались к нему не иначе как «жнец». И только сам бывший оружейник прекрасно помнил, что он – Артмаэль, а не просто один из тысяч жнецов или безликая, безымянная тень. Так его звали и в человеческой жизни, и в жнецовской, и сейчас.
- И так, как же я могу обращаться к своему визитеру? Должно быть, в Аду стало настолько скучно, что ты решил обратить внимание на антиквариат вроде меня. – Жнец усмехнулся. Да уж, таких высокопоставленных гостей у него давно не было.
- Знаешь, не часто можно увидеть кота, у которого плохое зрение. – Все с той же, немного жестокой ухмылкой произнес мужчина, обратив внимание на монокль. Демон с моноклем – это даже в какой-то степени выглядит мило.

+1

5

Адриан хмыкнул. Этот оказался проницателен. Какими Адриан привык видеть жнецов? Пожалуй, не слишком уж он и привык. К тому же... Это было не такое уж и длительное знакомство - в конце концов, во время войны особо не успеваешь к кому-то привязаться.
- К вам сложновато привыкнуть, но в основном я имел возможность оценить ваши боевые навыки, - обозначив уголком губ усмешку сообщил демон, отвечая на вопрос. Это действительно впечатляло. Жнецы - не менее искусные воины, чем демоны. С ними есть в чем посоревноваться. И Брэйдвуд получал от этих "соревнований" огромное удовольствие. Стычки с умелыми бойцами заставляли постоянно самосовершенствоваться,  стремиться к идеальному владению своими навыками и не только ими. Жнецы, как известно, не горят. А Ариан, все же, принадлежал именно к огненным созданиям. Ему пришлось изрядно по усердствовать, чтобы возвести свое владение почти любым холодным оружием, чтобы не стать легкой мишенью и максимально усложнить противникам жизнь.
От мыслей и рассматривания собеседника генерала заставил отвлечься собственно объект его пристального внимания.
- Мое имя Артмаэль, - сообщил он и Адриан кивнул, запоминая. На память демон никогда не жаловался. Возможно даже, она у него слишком хороша. Забыть что-то у него не получалось никогда, хоть и хотелось иногда. К тому же, не каждый день жнецы представляются ему вместо того, чтобы привычно окрестить каким-нибудь не лестным эпитетом его и весь его род и так далее.
- Адриан, - отозвался Брэйдвуд, - Что до антиквариата... Я всегда интересовался предметами старины, - с ехидной усмешкой сообщил Адриан, позволяя себе в полной мере продемонстрировать приподнятое настроение. Этот Артмаэль и впрямь весьма занятен. Возможно даже стоит присмотреться к нему лучше. Он слишком не типичен.
Поправив монокль, демон вздернул бровь в ответ на комментарий о его зрении и принадлежности к кошачьим. Нет, это было дерзко. Вне всяких сомнений. Он мог бы, конечно наказать за такие слова кого-то, кому было бы на это не плевать. Но стоит посмотреть на шрамы и на пятна крови на одежде узника, чтобы понять - боль для него так же привычна. как дыхание. За две сотни лет можно привыкнуть к чему угодно.
- Реже, чем жнеца на цепи? - в тон ему отозвался генерал, усмехаясь, - И как тебе у нас? - поинтересовался он, склоняя голову на бок, - Видел Ад? Скучное место, не так ли? - хмыкнул демон, принимаясь мерить камеру шагами.
Интересно, он сидит здесь все это время, или ему положены прогулки, как и другим заключенным? - с любопытством скосив взгляд на жнеца, мужчина попытался представить, каким же образом его могли выводить на прогулку. Получалось из рук вон плохо. Вряд ли тюремщик смог бы его удержать при попытке к бегству. Выходит, что никаких прогулок не было. Иначе о случае попытки побега быстро бы узнали и птицы принесли бы ему это на хвосте.
В сущности, его это волновать не должно бы, но лишь представив, что можно просидеть в одном месте две сотни лет, Адриан поджал губы. Уж точно никакого сочувствия он не испытывал. Демонам это не свойственно. Скорее - понимание.
- Должно быть,у тебя здесь не менее скучно, чем у меня, раз уж ты даже не пытаешься удрать, а поддерживаешь беседу, - фыркнул Адриан, останавливаясь вновь напротив и рассматривая выражение лица собеседника.
Вряд ли у него часто выдается возможность просто поговорить. Как и у самого демона. В основном его разговоры с другими напоминают разведку боем. Или же обмен ненужными любезностями, призванный припрятать истинные намерения.

Отредактировано Audrian Braidewood (2016-04-17 00:22:01)

+1

6

- К вам сложновато привыкнуть, но в основном я имел возможность оценить ваши боевые навыки.
Артмаэль лишь усмехнулся, вспоминая былые времена. Когда он был молод, то много времени уделял оттачиванию не только своих профессиональных качеств, но и боевым навыкам. Его учитель был весьма жестоким и жестким жнецом, который мог без зазрений совести бросить ученика на съедение каким-то тварям, и отбивайся, как хочешь. Сам Артмаэль, не обладал выдающимися качествами. Он не был ни сильнее, ни быстрее других жнецов его возраста. Сейчас это было даже смешно. Ведь молодое поколение всегда считает, что физическая сила – это главное, напрочь забывая о собственной душе. Он и сам был таким.
- Когда я еще был вхож в департамент, молодое поколение стало более безответственно относиться к подобного рода подготовке. К счастью, не все столь безрассудны. – Артмаэль призадумался. Давно он не видел себе подобных. В последнее время его окружали лишь демоны и проклятые души. Оставалось лишь ориентироваться на старые, изъеденные временем воспоминания, сейчас больше похожие на пожелтевшую пленку. Интересно, если бы он не держался за остатки собственной личности, как скоро все его былые воспоминания канули в лету? И главное, каким бы он стал?
- Не скажу, что рад знакомству. Но пока это лучшее, что происходило в застенках этой камеры. Что до предметов старины, кажется я один из немногих в этой тюрьме, кто может похвастать тем, что воочию видел падение Рима. Так что, я скорее предмет древности, нежели старины. – Артмаэль слегка наклонил голову на бок. А ведь он действительно был свидетелем того, как варвары захватили и разграбили Рим. Даже вспомнился лязг мечей, запах крови и сырой земли. Жажда битвы, что заставляла кровь кипеть. Смерть в битве была почетной. Смерть воина.
- Жнец на цепи, не такая уж и редкость. По крайней мере, у каждого из нас есть своя удавка и поводок. – Тяжелые цепи звякнули, когда Артмаэль сделал жест, словно поправляет очки. – Хотя это скорее строгий ошейник.
Сняв который, ты можешь лишиться головы. Подумал мужчина, но вслух предпочел ничего подобного не говорить. И так слишком разговорился, найдя в кое-то веки собеседника, который способен связать несколько слов в целое предложение.
- Видел. Свою камеру и пыточную. Ничего интересного. Пожалуй, летний домик я бы себе здесь не приобрел. Климат не тот. Хотя полюбоваться на озера кипящей серы было бы достаточно интересно. – На самом деле, сложно было что-то говорить об Аде, когда ты все время проводишь взаперти. Вот только, это не то место, где запершись в четырех стенах, ты спасешься от его пагубного влияния. Казалось, что наоборот, в этой тюрьме влияние проклятого места сильнее всего.
- Редко когда удается найти достойного собеседника, если не учитывать себя, разумеется. Увы, здешние охранники не расположены к легким беседам, а палачи так и вовсе знают лишь несколько выражений. Потому я даже несколько удивлен тому, что еще не забыл человеческую речь. – Многие из здешних заключенных могли лишь издавать нечленораздельные звуки или и вовсе – со временем только пускали слюни и смотрели в потолок. Порой, размазывая эти же слюни по стенам. Пытки выжимали из них последнее, оставляя лишь пустую, податливую сущность из которой можно вылепить, что угодно или просто выбросить. В прочем, такая судьба ожидала многих грешников в Аду, а не только тех, кому «посчастливилось» попасть в эту тюрьму.
- Кажется, по законам гостеприимства я должен пригласить тебя присесть. Здесь есть пара свободных углов, располагайся, где тебе удобнее. – Жнец развел руки в стороны, словно позволяя Адриану выбрать уголок по душе. Хотя все они одинаковые. - Если только не предложишь мне прогуляться в кои-то веки. А то сидеть взаперти немного скучно.

+1

7

Адриан понимающе прищурился. Демон и сам многое успел повидать, хоть и не наблюдал падение Рима. Генерал хмыкнул себе под нос. Жизнь у него тоже была всегда крайне насыщенная.
- Даже не стану спрашивать сколько тебе лет, - протянул мужчина, качнув головой, - И не буду утверждать, что ты должен радоваться нашему знакомству. Окажись я на твоем месте, не известно, что бы чувствовал сам, - кивнул Брэйдвуд. Не трудно представить, на самом деле, что именно он бы испытывал. Изнывал от скуки. Болью демона не пронять. К ней можно быстро привыкнуть и даже научиться получать своеобразное удовольствие. Хотя сам Адриан подобным не страдал, но не испытывал от нее таких уж неудобств.
Адриан качнул головой. Ошейник? Пожалуй, он мог бы сказать, что уж у него-то ошейника нет. Вряд ли что-то может заставить его ощущать неудобства, сравнимые с ограничением свободы передвижения и действия.
Демон проследил за движением жнеца. Судя по всему, даже не имея очков, сложно избавиться от привычки их поправлять. Рефлекторно поправив монокль, демон качнул головой. Ему прекрасно известны неудобства, испытываемые при не слишком приятных проблемах со зрением, однако, жнецы устроены иначе. Для них отсутствие очков означает несколько иного склада проблемы. Хотелось бы, конечно, знать, какие, но вряд ли суждено.
- Пыточная? - переспросил Адриан, - Действительно не интересное место. Никакого тебе простора для воображения,- согласно кивнул он, - Могу предложить тебе прогулку... - идея, возникшая в голове показалась заманчивой, даже почти привлекательной. Заодно, если удастся ее осуществить, будет возможность пронаблюдать за жнецом по лучше. В других условиях, - От свободного угла я откажусь, так что поднимайся, - ухмыльнулся Адриан, щурясь, - Устрою тебе экскурсию.. По закону гостеприимства это должно было быть первым, что тебе обязаны были показать... - Брэйдвуд выглянул за дверь. Конечно же, тюремщик все еже дежурил в коридоре, ожидая, пока важная персона покинет камеру заключенного.
- Уже уходите? - немного нервно поинтересовался демон, однако Брэйдвуд поманил его к себе, не произнося ни слова. И, едва тот подошел, так же, не говоря ничего, отобрал у него ключи от кандалов, - Но... - начал было тюремщик.
- Всего лишь прогулка, - отрезал Адриан. Прогулка с пользой для самого демона. В конце концов, поговаривали, что у озера какая-то зараза завелась, так почему бы не воспользоваться случаем?
Меланхолично подбросив на ладони связку ключей, Адриан вернулся в камеру, глядя на Артмаэля.
- И так... Я предлагаю тебе прогулку... Но с условием того, что цепи останутся, как гарантия того, что я смогу тебя удержать, - принявшись отстегивать кандалы сообщил он. Технически, цепь нужна всего одна. Та, за которую можно было бы ухватиться. Но выглядеть это будет довольно забавно - жнец на поводке. Он ог бы
Не обращая внимания на попытки тюремщика остановить произвол начальства, демон вынул из его же кармана пару металлических предметов. Один он защелкнул у себя на руке, второй у жнеца на шее. Прогулочный комплект. не самая приятная штука.
- Объясню тебе принцип, пока ты не решился проверить самостоятельно, - отстегивая вторую цепь произнес генерал, - Отдаление от меня на расстояние большее, чем десять метров вызовет легкое удушье. Чем дальше - тем оно будет сильнее. До тех пор, пока не станет непереносимым. даже не смотря на то, что вам. жнецам, не так уж нужен кислород, эта игрушка сжимается на шее и делает очень неприятно, - бросив тюремщику ключи разъяснил Брэйдвуд. Дождавшись, когда жнец направится к выходу, Адриан вышел в коридор. Прогулка обещает быть интересной.

+1

8

- Даже не стану спрашивать сколько тебе лет. И не буду утверждать, что ты должен радоваться нашему знакомству. Окажись я на твоем месте, не известно, что бы чувствовал сам.
Жнец лишь кивнул. Он и сам толком не мог сказать сколько ему лет. Ведь он попросту этого не знал, как и то - сколько времени провел здесь, взаперти. Может ему перемахнуло уже за три тысячи, а может он провел здесь всего пару лет. Однако, оказаться на своем месте, он не пожелает даже демону. В прочем, у них ведь нет никаких прочных эмоциональных связей, да и многие из них будут только рады избавиться от некоторых представителей своего рода. Так что, всего, что довелось пережить жнецу, им не понять. В прочем, он и сам теперь не так относился к произошедшему. Быть может, правду говорят о том, что время лечит? Или же, от старого Артмаэля осталась лишь тень на стене да записи в архивах.
- Прогулка? Пожалуй, вынужден признать, это воодушевляет более нелепых пыточных инструментов, которые стали совершенно бесполезны и скучны. Я уже даже сбился со счета, сколько раз повторялись одни и те же пытки. Хоть бы изобрели что-то новое и более интересное. - Артмаэль, предпочел несколько секунд посидеть и лишь после этого подняться на ноги и подойти к демону, насколько позволяли цепи. Зачем же он сидел? Как говорится: сделаю то, что мне сказали, но не сразу. Нет, это был не просто какой-то акт неповиновения, а небольшая проверка. Жнец хотел узнать, насколько серьезен в своих намерениях демон. Не уйдет ли он, захлопнув дверь перед лицом пленника.
- И так... Я предлагаю тебе прогулку... Но с условием того, что цепи останутся, как гарантия того, что я смогу тебя удержать.
- Удержать. Звучит занятно. - Артмаэль лишь равнодушно наблюдал за тем, как с него снимают кандалы один за другим.
  Уже неплохо. 
Жнец потер запястья, которые практически в один миг избавились от приличного груза, который за двести лет стал настолько привычным, что руки казались жнецу какими-то слишком легкими.
Не успел он насладиться мнимым чувством свободы, как на его шее застегнули новый ошейник. В прочем, этот был немного поменьше в размерах, да и полегче. Хотя сразу было видно, что магия, используемая в ошейнике и этой... штуке, совершенно разная. Артмаэль коснулся кончиками пальцев нового "украшения" на шее.
Забавная вещь.
- Объясню тебе принцип, пока ты не решился проверить самостоятельно. Отдаление от меня на расстояние большее, чем десять метров вызовет легкое удушье. Чем дальше - тем оно будет сильнее. До тех пор, пока не станет непереносимым. даже не смотря на то, что вам. жнецам, не так уж нужен кислород, эта игрушка сжимается на шее и делает очень неприятно.
- Вот оно что. - Артмаэль убрал руку от ошейника. - Что же, интересная вещь. Но куда лучше цепи или наручников. У вас, демонов весьма забавные фантазии.
Жнец послушно шагал по коридору вместе с демоном. Он не особо смотрел по сторонам. В этом не было особого смысла. Ведь его глаза видели не столь хорошо, а чтобы рассмотреть все другим способом - не обязательно вертеть головой пародируя сову.
Из камер по пути слышались плач, стенания, проклятия, тихие всхлипы, крики, проклятия и тишина. Контингент собранный здесь был довольно таки разным. Кто-то еще не терял надежды и пытался вырваться. Новички. Иные же - приняли свою судьбу и просто ждали, что же будет с ними дальше. Это уже были пленники со стажем. По большей мере - демоны и проклятые души, которым не посчастливилось совершить что-то, что даже для Ада было слишком.
Шагая босыми ногами по каменному полу, Артмаэль не испытывал каких-либо определенных неудобств. Путь до пыточной он преодолевал уже не один раз, а потому успел привыкнуть. Однако, когда они свернули в другую сторону, жнец немного удивился, но потом припомнил, что ему обещали прогулку. Интересно, куда же демон собирается привести его? Вспоминая его слова о правилах гостеприимства, было трудно представить что-то, что демоны могли бы показать в первую очередь, руководствуясь вышеназванными правилами. Все же, они никогда не были особо дружелюбными созданиями.
- И так, куда же мы идем? - Спросил жнец, послушно следуя рядом с Адрианом. Разумеется, он все еще относился к своему спутнику с определенным недоверием, но куда бы они не шли, это всяко будет лучше камеры или пыточной. А там, пусть хоть к Люциферу на ковер. Только не на Восьмой круг, ко рвам с экскрементами. Не самое приятное место, особенно для тонкого нюха жнеца. В прочем, сама тюрьма так же пахла не слишком приятно.
Артмаэль, пусть и привык к такому существованию, но все равно не покидал надежды на то, что он однажды сможет почувствовать легкое дыхание ветра и вдохнуть свежий воздух полной грудью.
- Полагаю, у этого путешествия есть скрытый мотив? - Спросил жнец, проведя рукой по длинным, черным как смоль, волосам. Он прекрасно понимал, что просто так никто не станет ничего делать и уж тем более - вытаскивать из тюрьмы опасного преступника. О, Смерть. Что же такое нужно было натворить, что чтобы даже демоны сочли тебя особо опасным и постарались засунуть подальше от чужих глаз?

0

9

Адриан хмыкнул, шагая вперед.
- Это не просто фантазии, - отозвался демон, отбрасывая назад волосы. Генерал девятого круга никогда не бросал слов на ветер. Адриан знал и умел выбирать время для обмана и лжи. Сейчас ему было гораздо выгоднее, чтобы жнец не видел в нем обманщика. Хотя это сложно. В конце концов Девятый круг весьма специфичное место... Круг предателей. И он, Адриан, один из самых высокопоставленных здесь, - Как ты верно заметил, ничего не бывает просто так... Мы идем на охоту... Надеюсь, ты не против размять свои давно не двигавшиеся нормально конечности? - поинтересовался Брэйдвуд, легко поднимаясь по лестнице и толкая дверь. ведущую на верхний уровень.
Его давно не тревожили стоны и крики их полупустых камер. Те, кто попал сюда, давно не имеют права выйти. И вряд ли кто-то вроде него проявит к ним интерес такой, какой он сам проявил к особо опасному преступнику, - И так... Твои предположения, на кого мы идем устраивать охоту? - с азартом произнес Брэйдвуд, - Учти, помогать нам не будут...
пара служак на выходе козырнули, завидев выходящего из дверей генерала и удивленно вытянули лица, вперив в жнеца глаза. Однако отмашки рукой с браслетом хватило, чтобы оба демона успокоились. Вряд ли они посмеют думать, что Адриан не в состоянии справиться с узником на "поводке".
Дорога к озеру пролегает не по самым обитаемым местам. Но пейзажи здесь довольно живописны. Адриан остановился, устремив взгляд в раскинувшуеся великолепие. Ад нельзя назвать однообразным. Преисподняя полна сюрпризов. Пусть здесь не так уж и радужно, в сравнении с миром смертных, демон находил и в запустении преисподней и в ее мрачности свою особую художественную прелесть.
- И так... раз уж мы с тобой идем вдвоем на охоту... Уместно будет поинтересоваться - для чего тебя приволокли к нам? Я, видишь ли, слабо заинтересован в том, чтобы выдавливать из тебя признания и выжимать истину, - ухмыльнулся Брэйдвуд, глядя на жнеца. Должно быть, для того сейчас все выглядит ярче, чем он хотел бы. Просидеть в темноте столько времени... - Так сложилось исторически, что я был связан обязательствами, в результате которых пропустил много интересного, - прищурился Адриан, возобновляя движение по пыльной, кажущейся покрытой пеплом дороге. Он действительно не слишком следил за новостями, которые появились в его отсутствие. А стоило бы , пожалуй.
Дорога, ведущая к  побережью, уперлась во вход в довольно большую пещеру.
- Раз тебе не показали местных достопримечательностей... Возьму на себя такой труд, - Брэйдвуд поманил жнеца за собой. Озеро, которое сковано скальными выступами, будто заключенное в каменную чашу и скрытое в провале в темноту, всегда привлекало какую-нибудь дрянь. По нескольким причинам И одна из них та, что зовется "уединенностью". Мало кому комфортно в это жаре и приглушенном тусклом свете лавы. Демон шагнул в темноту, знаком пригласив жнеца за собой.

+1

10

- Охота. – Произнес жнец, словно пробуя это слово на вкус. – Не часто мне доводилось быть в роли охотника.
И вправду, вспоминая прошлое, Артмаэль прекрасно помнил, что его роль в охоте на, различного рода, нечисть была вполне заурядной. От него требовалось лишь вычислить, где сидит тварь и просто быть в роли поддержки. Хотя с многими существами он мог бы справиться сам, но рисковать его жизнью почему-то не торопились, постоянно твердя что он оружейник, а не воин, и что его задача – обеспечивать жнецов оружием. Хотя в его голове не укладывалось, как может быть иначе? Как он может просто сидеть в департаменте, в то время как другие сражаются?
- Пожалуй, это будет интересно. – Жнец уж не стал повторяться, что в его случае все что угодно будет интереснее торчания в камере скованным по рукам и ногам. Хотя определенная свобода действий была настолько внезапной, что ему требовалось некоторое время, чтобы привыкнуть. Пускай Артмаэль прекрасно понимал – не стоит слишком привыкать к обманчивому чувству свободы.
- И так... Твои предположения, на кого мы идем устраивать охоту? - с азартом произнес Брэйдвуд, - Учти, помогать нам не будут...
- Буйный дух или демон? – Немного равнодушно спросил жнец. – По крайней мере, мне пока не довелось встречать здесь существ иного рода. А что насчет помощи, я в ней никогда не нуждался. – Жнец выглядел даже слишком самоуверенно как для того, кто все же умудрился оказаться в плену у демонов. Видимо, он так же почувствовал некий азарт. Приятнее быть охотником, а не жертвой.
- И так... раз уж мы с тобой идем вдвоем на охоту... Уместно будет поинтересоваться - для чего тебя приволокли к нам? Я, видишь ли, слабо заинтересован в том, чтобы выдавливать из тебя признания и выжимать истину.
- Раньше, я был оружейником. – Артмаэль призадумался, вспоминая былые деньки. – Только тем и занимался, что создавал разного рода косы смерти. Пожалуй, это была даже не работа, а любимое увлечение, которому я посвящал довольно таки много времени. Каждую косу я создавал особо тщательно. Не руководствуясь ни чертежами, ни стандартными шаблонами. Каждая из них, была уникальной во всех смыслах. Их отличительной особенностью был не только уникальный дизайн, но и то, что хозяина они выбирали себе сами. Пожалуй, это весьма сложно описать словами. Разумеется, о боевой подготовке я так же не забывал. Опробуя каждую новую косу в бою, ставя на кон собственную жизнь. Ведь было лучше самому лишиться головы, нежели из-за собственной некомпетентности подставить кого-то иного. В конечном итоге, мне присвоили звание Легендарного оружейника. Хотя сейчас, это не имеет никакого веса.
Жнец ненадолго замолчал, словно сам осмысливал сказанное. Он умолчал о том, что по его мнению не должно было стать известно демону – о семье и череде потерь, что здорово пошатнули его самообладание.
- В любом случае, я оказался здесь именно из-за умения создавать уникальное по своей сути оружие. Каждый день мне задавали один и тот же вопрос, требуя, чтобы я пошел против своих и став за адскую наковальню принялся снабжать демонов оружием, по своим свойствам если не равное, то превосходящее косы смерти. Прочное и острое, способное собирать души. В прочем, я не исключаю и варианта, что кому-то сильно насолил и от меня просто решили избавиться подобным образом. – Жнец не слишком любовался красотами окружающего мира. Много ли он может рассмотреть без очков? Да уж, хорошая экскурсия, когда ты не способен в полной мере оценить красоты окружающего мира.
Оказаться под открытым небом (в какой-то степени) было уже вполне приятно. Пускай это удовольствие и не продлилось долго.
- Раз тебе не показали местных достопримечательностей... Возьму на себя такой труд.
- Что же, буду признателен хотя бы за это. – Произнес жнец, послушно следуя за демоном в темноту.
Артмаэль, чтобы его не заметила предполагаемая дичь или еще кто похуже, приглушил свою ауру, практически полностью скрыв свое присутствие. Тем более так ему было в какой-то степени проще ощутить посторонних, среди которых вполне могла оказаться их сегодняшняя цель.
С одной стороны – было бы весьма неплохо покончить со всем как можно скорее, с другой – наоборот, лучше было растянуть «удовольствие», чтобы иметь возможность прогуляться вне камеры. Сложная дилемма.
- Быть может, в качестве бартера, расскажешь что-то о себе? По крайней мере, раз уж мы охотимся вдвоем, то было бы неплохо хоть что-то о тебе узнать. – Предложил Артмаэль, не сказать, что ему было слишком интересно, но определенное любопытство имело место быть.
- Не думал, что мы так скоро найдем. – Совсем тихо произнес жнец, остановившись. Хотя пока предполагаемая цель явно была вне поля зрения и скорее всего, находилась почти на самом дне длинного лабиринта пещер. В прочем, быть может, жнец ошибся? В конце концов, он никогда не встречал «цель», а потому не мог признать ее и уж тем более выследить, полагаясь исключительно на свои навыки.
- В прочем, пока не стану этого утверждать. Если бы я мог изучить что-то принадлежащее цели. – Артмаэль и сам несколько удивился. Кажется, за то время что он провел в тюрьме, его охотничьи навыки значительно улучшились. По крайней мере – выследить кого-то было намного легче, чем раньше.

+1

11

Адриан кивнул. Судя по всему, не у него одного сказывается дефицит общения. С сестрой особо не пообщаешься. Она порой воспринимает все совсем не так, как ему бы хотелось. Но ничего тут не поделаешь - ребенок.
- И что чаще всего ты - дичь? - хмыкнул Брэйдвуд, сворачивая за каменистый выступ и прислушиваясь в шелестящей тишине, - Это даже довольно забавно... Кто же на тебя охотился? Неужели упирающиеся души способны доставить такие проблемы? - бросив взгляд через плечо поинтересовался он. Извилистый спуск привел наконец к покрытому щебнем и каменной крошкой побережью озера. Лава, затопившая берег, овевала палящим жаром, поднимающимся вверх, искажая воздух облаками пара.
- Буйный дух... - подтвердил Адриан, - Довольно сильный. И слабо поддающийся контролю, - демон фыркнул, сдержав комментарий о том, что вот из-за таких убеждений он сюда и загремел. Это было бы совсем уж... нет, не неприятно. Это просто испортило бы предстоящее развлечение. В конце концов, ему в кой-то веки не так скучно, как обычно. Однако ответ Артмаэля заставил генерала задуматься. Оружейник. Не удивительно, что его затолкали сюда и пытались заставить...
- Не ожидал, - протянул демон, подавив маниакальный блеск в глазах. Его собственная страсть к холодному оружию позволяла представить. что могло бы выйти из такого вот... тандема - демоническое оружие, обладающее свойствами косы смерти... Адриан глухо расхохотался, - Да уж, у тех, кто пытался склонить тебя к сотрудничеству - извращенная фантазия. достойная моих собратьев вполне, - с некоторой брезгливостью, однако, отметил Адриан.  С одной стороны, он считал бы такое оружие полезным, но с другой - не известно, какого это достигло бы эффекта. Странный гибрид на основе двух слабо совместимых свойств.
Адриан качнул головой, пытаясь вообразить, однако, на что был бы способен, обладая подобным. И разочарованно вздохнул. Слишком легко. Куда же тогда девать всю радость победы? Коса смерти легко рассекает все, что не является ее подобием - другой косой смерти. Это было бы совсем уж глупо, учитывая его навыки...
- Быть может, в качестве бартера, расскажешь что-то о себе? По крайней мере, раз уж мы охотимся вдвоем, то было бы неплохо хоть что-то о тебе узнать, - прервал его размышления жнец. Адриан рассеяно прищурился, подходя ближе к светящейся, обжигающей лаве и ответил:
- Ну, раз тебе интересно, - хотя, скорее всего, ему не слишком интересно. Просто проявляет уместное и умеренное.. кхм... Даже любопытством-то не назовешь, - Генерал  Девятого круга Ада, - представился демон, пожимая плечами, - Возможно самый молодой на данный момент... Не проверял, - усмехнулся он, - Немного художник, немного коллекционер... - нездорово блеснув глазами Брэйдвуд посмотрел на Артмаэля, - Собираю холодное оружие... Не находишь ситуацию забавной? - прищурившись спросил демон.
Немного рассказать о себе... Он ничего особо и не рассказал, но для того, кто не слишком привык говорить о чем-то подобном, привык быть скрытным, он уже растрепал достаточно. Прищурившись, демон пытался параллельно с диалогом ощутить хотя бы что-то отдаленно напоминающее искомый объект. Однако дивное озеро славно еще и тем, что изрядно приглушает в некотором роде "осязание"... Слишком много огня. Задумчиво глянув на жнеца, Адриан качнул головой и выудил из кармана тонкую бархотку с шелковым цветком.
- Лови, - он бросил предмет жнецу, - Может быть так тебе будет легче, - он скрестил руки на груди, выжидательно глядя на узника.

0

12

- Чаще, я был чем-то вроде такой себе ищейки. Должен был определить, где находится та или иная тварь. – Жнец призадумался. - В прочем я вынужден признать, что от пребывания здесь, эта способность стала сильнее. Ад, действительно, по-своему необычное место. Хотя и весьма неприятное.
Тот, кто сотворил это место, уж позаботился о том, чтобы томящимся здесь узникам было не сладко. Более того, демоны, как более сильные существа, стали полноправными хозяевами Ада, и словно вымещая свои обиды, делали пребывание здесь невыносимее.
- В прочем, буйные духи способны доставить немало проблем. – Коротко отозвался Артмаэль, предпочитая не разглагольствовать о том, что куда больше проблем преподносят демоны, жнецы – отступники и людишки что решили позабавиться с магией, словно это новехонькая игрушка, принесенная с рынка. Проблем всегда хватало, а вот решение применялось всегда одно и то же.
- Да, это в какой-то степени действительно забавно. Я и сам коллекционирую оружие. Точнее – коллекционировал. Забрать оружие поверженного врага – милое дело. В прочем, в мире смертных так же можно найти массу занятных вариантов. – Что касается истребления друг друга – люди поистине мастера изобретать новые и все более изощренные способы оборвать чужую жизнь. В прочем, яды и прочие мерзости, жнец не считал оружием.
- Мило. – Артмаэль ловко поймал предмет. – Только не говори, что мы будем искать твою бывшую любовь.
Жнец около пары секунд подержал в руке переданный ему предмет и бросил обратно демону.
- Больше это не нужно, у меня хорошая память. Однако, кем бы не была эта особа, здорово же ей кто-то насолил. – Артмаэль уверенно пошагал вглубь пещеры, следуя за только ему видимой тонкой нитью нечестивой энергии, что принадлежала призраку. Сейчас, жнец чувствовал себя адской гончей, которую направили по следу ее первой жертвы. Немного унизительная роль, но при этом чувство грядущей охоты несколько будоражило застоявшуюся кровь. Когда столько лет проводишь взаперти, будешь рад и такому заданию. А в прочем, помнил ли мужчина, что такое радость? Сейчас, он скорее испытывал привычное спокойствие к которому прибавилась легкая нотка азарта и жажды крови. Непривычно. 
- И часто, тебя отправляют на подобные задания? – Спросил жнец, словно резко опомнившись. Идя по следу будущей жертвы, он даже как-то слишком увлекся и чуть не забыл о демоне, что шагал рядом. Возможно, он воспринимал Адриана как простого напарника, точнее – угрозы в нем пока не видел.
Извилистые переходы сменялись один за другим, пещера постепенно уходила все дальше и дальше вниз. Тем временем, становилось все жарче, а воздух все тяжелее, но кажется, жнец этого не замечал. Верно, ведь существам вроде него не страшен огонь. В полу пещеры кое-где виднелись небольшие дыры, из которых время от времени выскальзывали белые клубы пара. Осталось надеяться, что призрак не поджидает их возле какого-то озера из лавы.
Даже стало любопытно, как же на самом деле будет выглядеть их жертва? Ведь проклятые души обладали искаженным, изуродованным обликом. Даже если они и пытались скрыться за красивой вуалью выдуманного образа – ее надолго не хватало. Чем злее и безумнее дух – тем более уродливым он будет.
Сама их сущность искажается до неузнаваемости.
С долей тоски подумал жнец, пытаясь вспомнить, каким был он сам до того, как оказался здесь. Хотя получалось это с огромным трудом. Был ли это он? Даже если и так, то теперь его сущность так же несколько изменилась. В прочем, о подобных переменах он не сожалел. Поистине испорченное создание.

+1

13

- Ад, действительно, по-своему необычное место. Хотя и весьма неприятное. - с этим нельзя не согласиться. Для других это место неприятно... Для Адриана это дом. Он родился здесь и не знал иной жизни до определенного момента. И потому не мог сравнивать с тем, что же в самом деле могло быть лучше. Только лишь с годами он попробовал на вкус этой "другой" реальности, которая раскинулась там, для людей. И был одно время смертельно обижен и зол, что их условия жизни гораздо уютнее, чем то, что каждый день доводилось видеть ему самому. Однако, демоны на то и демоны, чтобы приспосабливаться к чему угодно. Адриан приспособился. И выкрутил для себя столько выгоды, сколько смог себе позволить.
- Верно... Завладеть еще теплым мечом противника... Красота, - понимающе протянул Брэйдвуд. Довольно странно слышать схожие с собственными мыслями речи от кого-то вроде... Вроде тех, кого он привык считать своими врагами, - Значит, в чем-то мы немного схожи, - протянул демон, впрочем не став заострять на этом своего внимания. Вряд ли можно гордиться особо схожестью со жнецом. Это было бы как-то странно с его стороны.
В ответ на ехидное замечание Артмаэля, Адриан глухо рассмеялся.
- Отличная шутка... Бывшая любовь, да? Интересно, как ты себе это представляешь? Демоны и любовь... Два изначально не совместимых понятия, - Адриан качнул головой, ловя украшение, - Нет, это не моя бывшая любовь... Это могло бы быть в теории, если бы я родился человеком и когда-то умел испытывать это ядовитое для моего племени чувство... Но - нет. К счастью, я всего лишь исчадье адского пламени, - насмешливо заявил Брэйдвуд, прищуриваясь и шагая рядом со сдвинувшимся с места жнецом, - Иногда мне, правда, любопытно - на что это похоже... Но не более, - задумчиво протянул он, прикрывая глаза и следя за своим... напарником? Пожалуй что так. На сегодня он действительно его напарник.
- Не так часто, как могло бы быть. Я, в конце концов, Генерал, а не отряд зачистки, - ухмыльнулся демон, скосив на него взгляд, -Правда, если мне становится откровенно скучно - это помогает развеяться... Всегда бодрит погоня за чем-то, что способно сопротивляться, а не безмолвно принимать свою участь, - в конце концов, кошачьи инстинкты, в некотором роде, давали о себе знать. Охота для Адриана тоже была чем-то вроде любимого развлечения. Правда не всегда хватало на это времени.
То, что этой особе изрядно насолили, Адриан предполагал. В противном случае, она, пожалуй, не стала бы подобным. Не то что бы он знал эту даму при жизни. Скорее уж предполагал, что просто так не превращаются в мстительных духов, готовых крушить и ломать все на своем пути.
Он бы дорого дал чтобы дать "жертве" обиды добраться до обидчика и с удовольствием посмотрел бы, чем кончилось дело. Но... На сегодня планы чуть чуть иные.
Неприятное шипение донеслось откуда-то из каменного лабиринта коридоров, окутанного туманом. Брэйдвуд вполне уютно ощущал себя в накаляющемся воздухе, но вот искажающееся видение в парящем тумане начинало раздражать и напрягать.

0

14

Услышав слова о несовместимости демонов и любви, жнец лишь усмехнулся.
- Со жнецами, все не так однозначно. Они слишком похожи на людей. Пускай чувства в нашей работе лишь помеха. – Равнодушно отозвался жнец. Хотя раньше он мог бы поспорить с этим утверждением.
Даже немного забавно, как сильно могут измениться взгляды на мир, под влиянием чего-либо. В прочем, легко рассуждать о чем-то глобальном, когда твой мир сузился до крошечной камеры.
- Однако, многие леди мечтают о ком-то подобном. Им невдомек, что демон скорее измучит их разум и тело, а после вырвет душу и низвергнет ее в адскую пучину, нежели станет выполнять все ее прихоти. Удивительная логика, восхищаться злодеями, а после жаловаться, что они ведут себя как злодеи.
О, сколько любовных историй воспетых в романах и рассказах, имело достаточно печальный финал. Даже если отбросить определенную фантастичность подобных произведений, все они имели в основании истории, произошедшие в жизни. Сколько женщин, идя за своим мимолетным увлечением, отдавали все, что было у них ценного. Семью, свободу, жизнь и даже – душу. Надеясь в итоге обрести счастье, они лишь обрекали себя на страдание.
- Со своей колокольни, могу сказать, что это весьма коварное чувство. Беспокоиться о ком-то больше, чем о себе. Пожалуй, лучше никогда такого и не испытывать. – Жнец лишь хмыкнул, уверенно шагая вперед. – Так что, демонам в какой-то степени повезло. Человеческая натура многогранна и ущербна.
Сейчас, это чувство, как и любое иное, жнец мог бы назвать бесполезной тратой времени. Пускай он лучше кого бы то ни было знал, что любовь так же может вдохновить на несколько безумные поступки. Вот только, речь сейчас не об этом.
- Это даже не погоня. Мы просто идем по следу добычи, что зажалась где-то в темном углу и скалит клыки. Травить гончих на загнанного в ловушку лиса – не самое достойное из занятий. – Жнец прикрыл глаза, когда его обдало горячим паром, вырвавшимся из трещины в стене. Видимо они спустились уже достаточно глубоко под землю.
Ничего не сказав, Артмаэль просто провел рукой по лицу и волосам, смахивая еще горячие, дымящиеся капли воды. – Заодно искупался. – Равнодушно произнес жнец, продолжая путешествие. Да, пусть это было внезапно, пусть вода была чертовски горячей, но все же приятно было почувствовать ее прикосновение.
Недалеко мелькнула черная немного размытая тень, которая практически сразу скрылась в одном из проходов. По всей видимости, призрак заметила своих преследователей и совершенно не желала встречи с ними.
- О, я и забыл, что здесь они не могут проходить сквозь стены. – Артмаэль усмехнулся, заметно ускорив шаг. Пусть он и был приверженцем равного боя, однако не собирался упускать «добычу». Его легкая несдержанность и, вдобавок, почти полное отсутствие контроля над новообретенными способностями, выразилось в небольшом изменении облика жнеца. Теперь его руки украшали длинные когти, черный окрас которых плавно переходил на кисти, практически полностью окрашивая их. Подобные метаморфозы не часто встретишь у представителей этого народа. Даже аура жнеца, стала более ощутимой. Черная как смоль, сравнима с демонической, но от жнеца все еще веяло холодом, от которого не избавит ни камин, ни самый жаркий костер. Загробный холод.

0

15

Адриан закатил глаза, слушая ответ. Он вовсе не желал экскурса о полезности или вреде такого чувства, как "любовь". В конце концов - это всего лишь наносная шелуха, от которой становится дурно. Души, приправленные этой самой любовью хуже, чем сладкий чай. Его Адриан как-то пробовал. Тот еще вкус. Может быть, люди и воспринимают его по другому, но сам демон не видел ничего приятного в такой приторности.
- Многие юные леди слишком наивно относятся к предупреждениям о том, что за все нужно платить... В этом их главная ошибка. Самое важное для меня и подобных мне - следование букве контракта и выполнение своей работы безукоризненно, - отозвался генерал, качая головой, - Не могу себе представить, чтобы что-то могло заставить меня беспокоиться о чем-то так сильно... - с усмешкой добавил он, ориентируясь на слух и ощущения. Кажется "кролик" решил поиграть. И возможно даже не один... Или, быть может всему виной искажение, которое у озера весьма сильно. Отдушка от призрака искажалась, преломляясь и заставляя морщиться.
Разговоры со жнецом о природе любви. Это даже смешно. Еще утром он покрутил бы у виска, сказав, что тот, кто будет вести такие беседы - двинулся умом. Нет никакой пользы говорить о том, чего тебе никогда не узнать и что тебе никогда не грозит. В этом Адриан был свято уверен, как бы парадоксально это ни звучало. Единственное существо, за которое он способен был волноваться - это его младшая сестра. Вот к ней он испытывал довольно теплые чувства. В конце концов - родная кровь. Не зря же он ее воспитывал, считай, вместо родителей.
- Да, нам определенно повезло с тем, что наш диапазон чувств ограничен только тем, что свойственно нам по рождению и вряд ли изменится, - произнес Брэйдвуд, сунув руки в карманы брюк и почти с наслаждением жмурясь от  вырвавшихся струй тяжелого горячего пара откуда-то сбоку вместе с брызгами золотистой раскаленной лавы. Почти потянуло окунуться в родную стихию, однако демон, со вздохом, сдержал свой порыв, - Люди ущербны, но ты не станешь отрицать, что они в чем-то достойны восхищения.. Например их тяга к прекрасному достойна уважения... Особенно жадность такой тяги... - хохотнул Адриан, щурясь и стряхивая с черного костюма брызги застывающей лавы, - Что до погони... Почти готов согласиться... Однако, у них есть все шансы уйти... Во всяком случае я им позволяю почувствовать это, - фыркнул он и усмехнулся.
Изменения в окружающем фоне заставили, фигурально выражаясь, вздыбить шерсть на загривке. Но и это еще не вся "прелесть" ситуации - искоса глянув на своего спутника, Брэйдвуд присвистнул.
- Держу пари, в зеркало ты себя не видел... - хохотнул демон, проследив за исчезнувшим за поворотом рваным темным облаком, оставившим за собой шлейф из клочков тумана. Это действительно оказалось забавно. Жнец куда больше походил на демона, судя по тому, как выглядела его аура и как от него несло совершенно не свойственной ему энергетикой... Что ж, тут, честно говоря, он понимал рванувшего по дальше духа. От такого стоило бежать. И Адриан всерьез задумался о том - сколько еще стены тюрьмы удержат его. Не может быть, чтобы это продолжалось бесконечно.
Ускорив шаг, генерал нырнул за поворот, ведущий к довольно обширному каменистому полю, покрытому паром. Здесь игра в прятки закончится. Темная тень нырнула в густые облака пара, пытаясь скрыться от нежелательных глаз и издавая неприятное шипение.

0

16

- Все меняется. – Немного равнодушно произнес жнец. Пожалуй, он это знал лучше кого бы там ни было. Если сравнивать до и после, то Артмаэль сейчас показался бы самому себе совершенно другим существом, сошедшим со страниц собственных ночных кошмаров.
Насчет людей, ему пока не хотелось рассуждать, слишком уж сложная и одновременно занудная тема, которую можно мусолить часами. Сейчас же, они попросту не располагали таким количеством времени.
- Что насчет зеркала, увы, в моей камере нет ничего, что обладало бы отражающим эффектом. – Артмаэль усмехнулся. – Однако, я имел удовольствие созерцать испуг на лицах тюремщиков, когда…
Жнец замолчал. Остановившись, он посмотрел на Адриана.
- То, что ты сейчас видишь. – Он показал свои черные когти. – Лишь жалкая доля. – Почти промурлыкал жнец, направляясь вперед. Пока что, мужчина не горел желанием показывать свой второй облик. Не время, да и не место.
Попутно, Артмаэль коснулся одним из когтей стены, оставляя на ней длинную полосу, которая по ходу только увеличивалась. Куда страннее было то, что острый коготь беззвучно царапал камень. Словно кто-то просто взял и украл все окружающие звуки. А нет, слышно было тихое шипение издаваемое призраком, бурление лавы и прочие посторонние звуки, но только не то, как черный коготь медленно царапает камень.
- Знаешь, что я бы назвал самым страшным в бою? – Внезапно спросил жнец, взглянув на своего спутника. – Не грозный клич, не звон стали и даже не свист летящих стрел. Больше всего, пугает тишина. – Немного задумчиво произнес Артмаэль, вспоминая те сражения, которые ему некогда довелось пережить.
- Ведь именно она предвестник смерти. – Добавил жнец, шагнув в очередной темный коридор, безошибочно определяя местоположение твари. Не слишком ему хотелось носиться за проклятым духом по всей сети туннелей. С одной стороны, неплохо было бы погулять подольше, наслаждаясь мнимой свободой, но с другой – жнец хотел поскорее закончить с этим. Не в его правилах было затягивать с работой.
- Давно я не видел ничего такого. – Артмаэль слегка наклонил голову на бок, изучая взглядом тварь, что предстала перед ними.
«Это» сложно было назвать человеком. Вернее, верхняя часть тела еще отдаленно напоминала человеческую, только украшенную язвами, выступающими венами, торчащими отростками. Нижняя же, по всей видимости, принадлежала сороконожке. Лицо «женщины» было обезображено почти полным отсутствием плоти и жвалами вместо рта.
- А ты умеешь находить себе спутниц по вкусу. – Усмехнулся жнец, делая шаг вперед, но тут же резко остановился. Из туннеля, прилегающего к этому, выползла еще парочка тварей. Одна – абсолютно лысая, с двумя дополнительными парами рук и полным отсутствием лица (если не считать дырку вместо рта, из которой виднелись ряды острых как бритва зубов), вторая же выглядела как скелет обтянутый какой-то черной жижей, заменившей ему плоть.
- Нашу цель следует предоставить тебе? Любопытно посмотреть, на что способны адские генералы. – Артмаэль сделал шаг в сторону парочки существ послабее, в прочем вместе они не уступали девице-сороконожке. – Полагаю, я еще не совсем заржавел. Хотя для интересного сражения, здесь маловато места.

0

17

Адриан фыркнул. Происходящее гораздо больше забавляло его, чем настораживало. Во всяком случае - пока. Тишины демон так же не боялся. Тишина и страх всегда были оружием, которое нужно умело использовать. К тому же, страх - не самая плохая эмоция. Страх даже можно назвать чем-то вроде... очень сильной способности. Страх делает сильнее, быстрее, заставляет совершать невероятные поступки, которые в обычном состоянии не возможно повторить.
- Я заметил, что это далеко не все, - Брэйдвуд предпочел отделаться довольно сухим комментарием, чуть изогнув губы в подобии усмешки. Все же, он был прав, решив посмотреть, что за "зверя" припрятали в казематах. В любом случае, он успеет насмотреться на проявления его сущности и сделать для себя нужные выводы. Глубокая полоса - след от когтя на камне, тому доказательство. Адриан прекрасно понимал, что нужно действовать и быстро, иначе Артмаэль может стать проблемой. В том числе и его проблемой. А проблемы демон не любил.
В конце концов проблему поручат решать ему, с высокой долей вероятности, либо кому-то еще. Хотя, довольно опасно поручать решать проблему, которую не он себе создал, генералу предателей. Адриан усмехнулся, слегка сощурив глаза и шагая в мутную, затянутую паром и дымом пелену следом за Артмаэлем.
- Леди, как видно, была настолько прекрасна, что и после кончины не осталась без поклонников, - заметил демон в ответ на комментарий жнеца и осторожно снял монокль. Хочет посмотреть на что способны адские генералы? О, это запросто. В конце концов, Адриан и сам был не проч размять конечности. Слишком редко выпадает возможность кого-то хорошенько встряхнуть. К тому же - насчет дамы тоже стоило принять меры. Адриану всегда было любопытно наблюдать за тем, как люди, даже после смерти, пытаются сохранить остатки подобия свободы. Каждому известно, что люди не свободны от рождения. Впрочем, как и любые другие существа. Только им повезло еще меньше - родиться самыми слабыми и беспомощными из всего, что может повстречаться в этом мире.
Места и впрямь было мало, это Адриан понял, едва дама с неожиданной прытью кинулась к нему, стоило сделать шаг вперед. Демон довольно улыбнулся, позволяя ей приблизиться настолько, чтобы она почувствовала себя победителем, предвкушая избавление от такого назойливого преследования, а за тем, легко увильнул в сторону, почти мгновенно меняя обличье на звериное. Белый ирбис легко скользнул под внушительной конечностью за спину чудовища и нырнул в туман, заставляя ту спешно разворачиваться, чтобы последовать за ним. 

0

18

- Теперь я понял, откуда у меня сильное желание почесать тебя за ушком. – Хмыкнул жнец, увидев превращение своего спутника. Ну, как увидел. Скорее ощутил.
Нужно было решить, как без оружия справиться сразу с двумя противниками. С косой смерти в руках, подобная задача оказалась бы весьма простой. Можно было бы даже просто отрезать конечности и бросить, ведь отрубленное косой будет долго отрастать.
- Отличную же нашла себе компанию наша дама. – Пробормотал жнец, едва успев увернуться от прыжка лысой твари. Не стоит отвлекаться. Тем более, когда у тебя нет никакого оружия и стратегии. В прочем. Разве оружия, в самом деле, нет?
Кожа на руках жнеца почернела, а ногти стали больше похожи на длинные когти. На тыльной стороне рук появилось несколько острых черных шипов, которые словно росли прямиком из кости.
Разумеется, призраков это не обескуражило. Сейчас они видели перед собой лишь бесплатный обед или просто жертву, которую можно растерзать. Самой быстрой оказалась именно лысая тварь с дополнительными конечностями, в то время как второе существо неторопливо отделило от себя кусок слизи и бросило в сторону жнеца.
После стольких лет «застоя» сложно было максимально быстро разогнать кровь и вспомнить былые навыки. Тем более, что с использованием этих когтей жнец никогда не сражался. Было бы проще, если бы оба противника нападали вблизи. Увы, пока лысое существо ловко ускользало от острых когтей, получая лишь незначительные порезы, а гадкая тварь швырялась слизью, которая с жутким шипением разъедала камни.
Такая пляска продолжалась бы долго, если бы в один момент слизи не стало настолько много, что после резкого удара в грудь, лысая тварь угодила в нее и, поскользнувшись - распласталась. Пещеру наполнил дикий вой корчащегося в агонии монстра, плоть которого буквально плавилась и отслаивалась от костей.
Рывок вперед. Жнец использовал тело твари в качестве моста через лужу жижи и резким ударом снес голову «жижемонстра». Слизь стремительно стекла на пол, Артмаэлю же пришлось отскочить на все тот же спасительный островок в виде тела уже мертвого монстра. Вернее – в виде скелета мертвого монстра. Хорошо еще, что жнецы необычайно легкие и ребра твари не сломались под его весом.
- Я бы сказал, что это было весело. Однако это будет ложью. – Спокойно произнес жнец, глядя на свои черные когти, которые под действием жижи совершенно не изменились. Интересно, как отреагирует его кожа? Хотя проверять это совершенно не хотелось. Пусть жнецы в огне не горят, но повторить судьбу лысой твари не хотелось. Пусть даже с когтями все было в порядке, но кожа – совершенно иное дело. После такой «ванны» придется слишком долго восстанавливаться. В прочем, подобные опыты уже на нем проводили, весьма неприятные ощущения.

0


Вы здесь » Kuroshitsuji: Тайны Лондона » Прошлое » The Art of War [**,**,**]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC